Статьи
Агентство Медицинского Консалтинга
Москва. Дубнинская, 13 — 9А
Интервью с Владимиром Гаркавенко

Интервью с Владимиром Гаркавенко

Кандидат медицинских наук, директор по работе со страховыми компаниями и продажами АО “Медицина”, Владимир Гаркавенко, рассказывает о том, возможно ли совмещать управление и врачебную практику, как привлекать средства на развитие клиники, каким образом повышают квалификацию врачи и медсёстры АО “Медицина”.


Виктория:
Владимир, у Вас медицинское образование, Вы - врач-хирург. Как Вы начали заниматься продажами в АО “Медицина”, страховыми компаниями?

Владимир:
Это произошло не по мановению волшебной палочки. Закончив институт и ординатуру, аспирантуру, защитившись, я начал заниматься международной работой, затем руководил общественными и федеральными организациями. Только после этого пришел в медицину на должность, которую сейчас занимаю. Медицинское образование не единственное. Управление в здравоохранении требует дополнительного образования, дополнительных компетенций.

Виктория:
У Вас на визитке указана степень MBA. Вы получали её до того, как стали руководить продажами или в процессе?

Владимир:
Задолго до того. Она была получена в Академии народного хозяйства. Это был 2000-ый год.

Виктория:
Насколько Вам помогло получение степени MBA?

Владимир:
Помогло очень сильно. Каждый человек, который занимается руководящей работой, бизнесом, считает, что он сам что-то выдумал, придумал, создал. Получение степени MBA позволяет в процессе обучения систематизировать все данные и понять: ты чего-то достиг сам, но до тебя это уже сделали, тебе нужно разложить всё в голове по полочкам и дальше качественно выполнять работу.

Виктория:
Когда врач становиться больше управленцем, когда он начинает заниматься больше продажами или управлением потоком пациентов, он перестает быть врачом? Можно ли эту практику совмещать? Вы ведете медицинскую практику?

index.jpg


Владимир:
Я её давно не веду. С того времени, как начал заниматься международной деятельностью. Но медицинское образование всё-равно никуда не отпускает. Ты помнишь, что тебе преподавали, тем более если имеешь ученую степень. То медицинское образование, которое мы получали в советское время, системное и, как говорили мы, студенты-медики, давалось по большему количеству предметов, чем в любом другом институте. Медицинское образование было всеобъемлющим и многогранным, что предполагало и давало возможность людям, получившим медицинское образование, достигать дополнительных высот и занимать позиции не только в медицине.

Виктория:
Некоторые клиники, как “СМТ”, развиваются за счет собственных средств. Другие привлекают активные инвестиционные средства или кредиты, как “Мать и дитя”. Где найти инвестиции? Как получить иностранные инвестиции, потому что там более дешевые деньги? Как Вы думаете?

Владимир:
Это зависит от формата учреждения, которое развивается и ставит перед собой определённые задачи. Если говорить об АО “Медицина”, клинике академика Ройтберга, то формат учреждения, 35 тысяч квадратных метров, предполагает и инвестиции и заемные средства. Учитывая то, что начинается строительство центра ядерной медицины в Химках, еще 21 тысяча квадратных метров, то без заемных средств обойтись достаточно трудно.
“Где их взять?” - это уже вопрос компетенций, работы менеджмента, работы руководителя учреждения. С одной стороны, иностранные кредиты более дешевы, но в наше время их достаточно тяжело привлечь. Поэтому нужно взаимодействовать с банками. Это наши, российские, банки: Сбербанк, ВТБ. Есть достаточно хорошие возможности у крепко стоящего на ногах учреждения получить заемные средства.

Виктория:
В агентстве медицинского консалтинга Zerts мы часто видим заказчиков, которые приходят и говорят: “У меня есть идея, у меня есть врачи. Вот супер-клиника. Найдите мне инвестора. Нужно открывать.”
Инвестор особо не смотрит на клиники, у которых есть только идея и врачи. Клинике, которая уже открыта и успешно работает, гораздо проще привлечь инвесторов, чтобы открыть филиал, развиваться. Возможно ли привлекать инвестиции в стартапы, где есть идея, команда и бизнес-план?

Владимир:
Это зависит от стартапа, от проработки вопроса, от того, насколько профессиональны управленцы, люди, разрабатывающие или отрабатывающие эту идею. Есть возможности для привлечения инвестиций или заемных средств и на стадии начала проекта. Сейчас это сложнее сделать, чем 29 или 30 лет назад. Но и тогда были свои трудности. Я бы не сказал, что все “бежали и предлагали свои деньги”. Тогда и заёмные средства были дороже, и возможности их получить было меньше, чем сейчас. Каждое время имеет свои плюсы и минусы.

Виктория:
Сейчас это интересное направление. Многие инвесторы смотрят в эту сторону. Например, ООО “Северсталь” купили клинику “Скандинавия”. Наверное, 20 лет назад они бы не стали этого делать. Частная медицина только начинала развиваться и было не так много частных клиник.
АО “Медицина” развивается все 29 лет. Это достаточно большая клиника. Вы развиваете новые направления, оборудование, поток по ОМС, много работаете в онкологии. Всё это в одном здании. Другие клиники, если посмотреть на рынок, в основном развивают сети, меряются количеством зданий. Какая модель более эффективна? Сетевая или ваша, когда это одно большое здание в центре Москвы?

medicina_new_02_small1.jpg


Владимир:
Эффективна та модель, которая успешна. Есть сети клиник, которые успешны, а есть и моноклиника, про которую можно с гордостью сказать, что она развивается и каждый год достигает новых высот. Это клиника АО “Медицина”. Здесь формат - это вопрос стратегии развития. На мой взгляд Григорий Ефимович, сделал совершенно правильный выбор в пользу развития в данном месте, в данном направлении многопрофильной клиники. Если взять сетевые клиники, то, как правило, одна клиника не может под своей крышей совместить все направления, которые есть. Соответственно человек, приходящий в одну из сетевых клиник, должен будет поехать в другую клинику этой сети, чтобы сделать МРТ или КТ. У нас всё под одной крышей. Человек может получить все услуги, начиная от простейшего приема врача-специалиста, терапевта или врача узкой специальности, и заканчивая проведением сложнейших операций. Более того, под одной крышей не только все направления медицины, но и онкологический центр “София”. Это был первый частный онкологический центр в России. Многие не верили в его успешность. Сейчас можно сказать, что это решение было правильным. Оно показало свою эффективность.

Виктория:
Это видно и по другим игрокам рынка, которые сейчас стараются построить онкоцентр и войти в систему ОМС. Не всем это удаётся. Кто-то скептически к этому относится. Наверное, АО “Медицина” была передовой клиникой в этом вопросе. Сейчас загрузка онкоцентра высокая? Стопроцентная?

Владимир:
Загрузка высокая. АО “Медицина” не просто была первопроходцем. Она и сейчас является первопроходством, потому что частный центр ядерной медицины тоже строится первый, и строится он, опять же, под крышей АО “Медицина”, клиники академика Ройтберга.

Виктория:
Это означает, что площади всё-таки не хватает? Направление успешное? И, соответственно, в Химках строится отдельное здание?

Владимир:
Не совсем так. Отделение лучевой диагностики, лучевой терапии есть и в существующем здании АО “Медицина”. Просто это совершенно другое направление, другой формат, который базируется на лечении больных с онкозаболеваниями. Там будут стоять ускорители, то оборудование, которое необходимо для конкретного лечения конкретных больных.

Виктория:
Вы нашли некую нишу для частной клиники, в которой посчитали дальнейшую эффективность? Из онкоклиник, отдельно стоящих, больших, есть Европейская онкологическая клиника, остальное - отделения в разных сетевых структурах.

Владимир:
Мы увидели, Григорий Ефимович увидел то, что необходимо больному. До сих пор в России больным практически негде получить лечение лютецием, что будет реализовано на базе строящегося центра. Поэтому, в первую очередь, это необходимость оказания медицинской помощи конкретным людям. Это стоит “во главе угла”, а потом уже остальные вопросы.

Виктория:
Владимир, одним из направлений развития клиники является закупка дорогостоящего оборудования не только в онкологии, но и в других областях медицины. Это оборудование будет долго окупаться. Насколько эта стратегия оправдана?

Владимир:
Без профессионализма врачей, без компетенций, которыми они должны обладать в первую очередь, достаточная помощь больному оказана не будет. Оборудование играет немаловажную роль. Нельзя рассчитывать, что какой-то аппарат будет окупаться только за счёт того, что он работает как сам аппарат, взять, например, МРТ или КТ. В данном случае оборудование приобретается, чтобы можно было поставить точный диагноз, чтобы это можно было сделать в кратчайшие сроки, чтобы больной получил то лечение, которое ему требуется.

Виктория:
Если мы говорим о том, что важно не какое будет оборудование, а какую помощь вы окажете, то мы затрагиваем вопрос качества. АО “Медицина” славится на рынке тем, что она одна из самых качественных, сервисных. У неё есть три сертификата. Это и ISO, и JSI . Вы первая клиника, которая получила JSI. Сейчас он есть ещё у ЕМС. Зачем столько?

Владимир:
Есть ещё три клиники, сертифицированные по JSI. Получение каждого сертификата свидетельствует о признании качества оказываемых услуг. Это первое. Второе - при получении того или иного сертификаты мы осваиваем новые знания и новые компетенции в системе качества оказания медицинских услуг. Немаловажно то, как зайдёт больной, куда он зайдет, что он должен делать после этого.

Виктория:
Это четко прописанные стандарты?

Владимир:
Конечно. Что должен делать врач в том или ином случае, что должен делать администратор? Это практически пошаговая инструкция того, что нужно делать сотрудникам клиники в своей повседневной работе. Система качества описывает, а сертификаты подтверждают наличие этих компетенций в нашей клинике.

Виктория:
Я была в АО “Медицина”, как тайный пациент. Есть у меня такое хобби. Хожу, иногда, не по заказу кого-то, а чтобы понять, что внутри происходит, когда я не в позиции руководителя, а в позиции обычного пациента.
Врачи достаточно свободно себя чувствуют. Они довольны работой. Это видно. Они спокойны на приёме. Я не увидела нервозности, возникающей при работе по стандартам, когда человек боится “шаг вправо, шаг влево” сделать. Как это удаётся?

Владимир:
Стандарт ведь заключается не в том, чтобы сделать “шаг вправо, шаг влево”, а в том, чтобы правильно принять больного, выслушать его, назначить те необходимые обследования, и, после этого, лечение. Больной должен себя чувствовать в “облаке заботы”, которую ему дают все сотрудники клиники. Он должен прийти, понимая, что окажется там, где ему будет оказана помощь, и диагностическая, и лечебная. Конечно, врач не должен ходить, как “под дулом пистолета”. Он должен выполнять свою работу. Состояние удовлетворенности и расслабленности свидетельствует о том, что ему комфортно находиться в клинике.

Виктория:
Обладая тремя сертификатами и строгими системами, клиника дает на рынок запрос о инспектировании качества работы извне. Зачем это нужно?

Владимир:
Для того, чтобы всегда быть в тонусе, всегда видеть, что улучшать. Ощущение, что всё хорошо - свидетельство стагнации. Мы всегда должны идти к новым достижениям и результатам. Мы привлекаем аудиторские компании, сторонний аудит по разным направлениям, чтобы увидеть те направления, в которых мы можем совершенствоваться и достигать новых высот.

4d3707c83195a88a48d62e5708349b72.jpg


Виктория:
Вопрос по поводу названия АО “Медицина”. Если 29 лет назад, когда клиника только открывалась, это было нормальное, стандартное, хорошее название, то сегодня, при наличии обилия стольких клиник, название АО “Медицина” несколько непонятно, размывается. На разных рекламных источниках пишется где-то АО “Медицина”, где-то клиника профессора Ройтберга, где-то всё вместе. Какова стратегия на сегодня? Вы будете что-то добавлять к названию “Медицина”?

Владимир:
Определённое время назад появилось многое, и “Медицина 24”, и “Клиника медицины”, и ООО “Медицина”. Люди, которые хотят получить помощь, бывают в состоянии непонимания, куда они идут. Ищут одно, а могут прийти совершенно в другое лечебное учреждение. Основатель и президент клиники - Григорий Ефимович Ройтберг, академик, возглавляющий кафедру на базе клиники. Совершенно логичным было назвать клинику АО “Медицина” (клиника академика Ройтберга). Трудно с кем-то спутать. Также это свидетельствует о том, что в этом лечебном учреждении будет оказана помощь на высочайшем уровне.

Виктория:
В клинике очень мощная школа обучения врачей. Они ездят за границу учиться. Расскажите про это. Это собственный корпоративный университет или используете международные школы?

Владимир:
Собственного корпоративного университета нет. Есть система повышения уровня знаний, система повышения квалификации. Поэтому наши врачи, медсёстры обучаются за границей. Это Израиль, Германия. Более того, наши врачи в обязательном порядке ездят на конференции, симпозиумы, которые проводятся по различным направлениям в различных странах. Это и Испания, и Франция, и Германия.

Виктория:
Кто разрабатывает эту программу для них? Они сами изъявляют желание? Или HR-отдел этим занимается?

Владимир:
Есть служба персонала, которая этим занимается, есть приглашения, которые приходят, и потом на них следует реакция. “Медицина” следует лучшим практикам во всем. Лучшая практика говорит о том, что нужно приблизительно 3% дохода тратить на обучение персонала. У нас практически эта цифра и получается. По итогам такая сумма направляется на обучение и повышение квалификации сотрудников.

Виктория:
А не боитесь, что врач, обучившись у вас, посетив всевозможные конференции, пойдет работать в другую клинику, конкурирующую или соседнюю. Мы много общаемся с руководителями клиник на семинарах и на бизнес-завтраках. Они все этого боятся: “Что же я буду вкладывать в него, а он от меня уйдёт?”

Владимир:
Конечно, есть люди, которые пытаются искать что-то лучшее.Но если врач видит, что он может повышать свою квалификацию, заниматься интересной работой, получать достойную заработную плату, то он вряд ли будет искать себе другую работу.

Виктория:
Вы закладываете им в KPI или в контракт, что они должны выступать с докладами, развивать себя? Например, в ЕМС, чтобы поступить на работу, нужно знать английский язык. Также они закладывают, что врач обязан выступать на профильных конференциях. В АО “Медицина” есть такие требования?

Владимир:
Сегодня человек, который не говорит на языке, это пережиток. Всё больше и больше людей говорят на языке. Человеку, который работает в медицине это необходимо. Если хочешь соответствовать уровню своего положения, своей работы в хорошем медицинском учреждении, то должен познакомиться с тем материалом, который есть на языке. Поэтому у нас достаточно большое количество врачей, которые говорят на языке, количество это увеличивается.
На счёт статей. АО “Медицина” - университетская клиника. Кафедры расположены на базе клиники. Григорий Ефимович является заведующим кафедрой. Врачи, приходящие работать в клинику АО “Медицина”, попадают в ту научно-практическую среду, которая предполагает и написание статей, и активное участие, и развитие. Не будешь развиваться - будешь стоять на месте.

Виктория:
Как в клинике оценивают врачей? Это средний чек, количество пациентов, стандарты лечения? По каким параметрам?

Владимир:
Врач оценивается по следованию стандартам лечения.

Виктория:
А стандарты удалось оцифровать? Как это оценивается? Кто-то проверяет после врача, как он оказывал помощь?

Владимир:
Есть система качества, уровень контроля системы качества. Есть разные уровни контроля. Всегда проверяется тот уровень и то качество оказания медицинской помощи, которое дается в клинике пациенту.

Виктория:
Владимир, большое спасибо за интервью! Желаю успешного медицинского бизнеса без осложнений!